23/02/2005 00:00 GMT+7 Email Print Like 0

"Да, я ВИЧ-инфицирована..."

У Фам Тхи Хюэ, 24-летней женщины родом из города-порта Хайфон, хватило смелости признаться публично, что она ВИЧ-инфицирована. Она старается не только преодолеть все преграды, общественные предрассудки и личную трагедию, но и жить полноценной жизнью с желанием быть полезной для общества.


Фам Тхи Хюэ: "Да, я ВИЧ-инфицирована..."


У Хюэ хватило смелости появиться в СМИ и открыто говорить о своем заражении


Сейчас она часто находится в командировках


Ее домашний телефон стал телефоном доверия


Хюэ с мужем ухаживает за больными СПИДом


Часть ее трудового дня проходит в сборе использованных шприцев


Сейчас она живет полной жизнью и рада тому, что может появляться в обществе вместе со всей своей семьейnbsp;


У Хюэ еще есть время, чтобы насладиться жизнью


Бабушка Лыу, свекровь Хюэ, много помогает ей в жизни, став для нее прочной опорой в борьбе с болезньюnbsp;


Счастливая мать

Чунг Киен

У Фам Тхи Хюэ, 24-летней женщины родом из города-порта Хайфон, хватило смелости признаться публично, что она ВИЧ-инфицирована. Она старается не только преодолеть все преграды, общественные предрассудки и личную трагедию, но и жить полноценной жизнью с желанием быть полезной для общества.

Трудно представить себе, что эта молодая, привлекательная женщина неизлечимо больна: она молода, красива, полна сил. Ее внешний вид излучает уверенность в себе, стремление к жизни и сильную волю.

Время, о котором хочется забыть

У Хюэ в жизни было и счастливое время. Тогда она была рабочей на обувной фабрике, а ее муж, Ха Минь Тхао, - поваром в известном ресторане в местечке Киенан, г. Хайфон. Молодые супруги жили душа в душу, безмерно любили друг друга и получали всевозможную поддержку со стороны родных. В начале 2001 году после долгих счастливых дней ожидания она родила здорового первенца-сына. Но радость от рождения сына сразу угасла после сообщения врача о том, что ее тест на ВИЧ оказался позитивным - она инфицирована смертоносным вирусом болезни века. Жизнь молодой матери превратилась в кошмар: она лежала после родов в полном карантине, из медперсонала к ней никто не при ходил, поэтому она должна была сама делатьnbsp; для себя все необходимое, родные не навещали ее с ребенком. После положенного после родов 8-дневного срока ее выписали из больницы. Никто из родственников, кроме мужа, не пришел встретить ее с ребенком. Хюэ не могла поверить, что она заразилась смертельным вирусом от любимого мужа. Оказалось, что он втайне от всех потреблял наркотики и был инфицирован. Трагическая новость рас пространилась быстрее, чем масляное пятно на воде. Одно за другим на их маленькую семью посыпались несчастья. Супруг выгнали с работы. Родственники отвернулись от них, никто даже близко не подошел к их ребенку. Они с трудом сводили концы с концами благодаря подачкам родителей. Непрерывно меняли квартиры, потому что как только их хозяева узнавали об их заболевании, так сразу находили причину их прогнать. Молодые люди жили в одиночестве, безнадежности, горе и не раз хотели наложить на себя руки. Но от этой крайности их удерживала только мысль о маленьком, безвинном сынишке Ха Минь Хиеу. Почти год они жили, как загнанные звери.

"Но в один прекрасный день родители Тхао протянули нам руку помощи, приютив нас у себя", - говорит Хюэ, улыбаясь так, словно она рассказывает о жизни и о трагедии кого-то постороннего. В этот день беда начала отступать. В ее глазах не осталось ни малейшего тени от тех страданий, которых ей довелось пережить в прошлом, хотя в ее жизни по-прежнему немало трудностей, а общество все еще относится к ВИЧ-инфицированным, таким как она, с большими предрассудками. Хюэ не сложила руки, не замкнулась в себе, не заперлась в стенах своей комнаты, потому что стремление жить полезной для общества жизнью росло в ней с каждым днем все сильнее и сильнее. Она решила вступить в клуб "Чайка" для ВИЧ-инфицированных людей в Хайфонеnbsp; и стала искать для себя дела, занимаясь которыми она могла бы принести пользу.

"Чувство самоуничижения по-прежнему оставалось, навсегда оно исчезло лишь после нескольких встреч в клубе, когда я достаточно набралась храбрости, чтобы рассказать о себе, о своей судьбе, поделиться своим горем с другими членами клуба – такими же ВИЧ-инфицированными, как я. Мне стало легко на душе. Кончились горькие одинокие дни. Теперь я поняла, что я должна делать в оставшиеся дни своей жизни. Вы можете увидеть это своими глазами..."

Надо жить

Супруги так были заняты своими делами, что им было некогда оглянуться назад, проанализировать сделанное. Хюэ решила покончить с секретностью. Она стала одной из немногих ВИЧ-инфицированных, которые согласились появиться в СМИ, участвовать в разных научных и социальных программах. Сейчас ее знают почти во всех организациях и научных институтах, где проводятся программы по исследованию и борьбе со СПИДом. Именно она стала организатором отряда "Красный феникс", объединившего ВИЧ-инфицированных людей в городе Хайфон, желающих принять участие в пропагандистской работе против СПИДа, ухаживании за больными CПИДом, оказании помощи детям ВИЧ-инфицированных родителей, сборе и уничтожению использованных шприцев, проведении бесед с людьми и т.п. Домашний телефон Хюэ с номером 031.8422747 стал телефоном доверия, по которому позвонившие могут анонимно получить полезные сведения о ВИЧ-инфекции, о СПИДе или просто сердечный совет. Хрупкая, робкая женщина стала активистом пропагандистской работы.

"Я много езжу, встречаюсь со многими людьми.. Порой меня берет ужас от равнодушия, предрассудков и непонимания общества по отношению к этим больным. Иногда люди умирают не от самой болезни, а от равнодушия и предрассудков общества. Мне повезло, потому что нам с мужем помогают родные, но бывают и такие зараженные и больные, которые последние дни своей жизни прожили в полном одиночестве. Помогать таким людям стало делом моей оставшейся жизни..," - поделилась Хюэ.

Бабушка Лыу, свекровь Хюэ, с горечью вспоминает о том, что ее внук Минь Хиеу тоже подвергся негативному отношению со стороны воспитательницы детсада, куда он ходил лишь два дня. Воспитательница заставила его тихо сидеть в углу, не давала принимать участие в детских играх, а во время обеда велела есть одному в том же углу. К нему сознательно не подходили другие дети. Случайно увидев это, Хюэ решила оставить ребенка дома, ведь он был еще маленьким и не понимал причину подобного холодного отношения.

Она решила отдать его кровь на анализ. Ожидание результатов заставило не только ее, но и всю семью по терять сон и аппетит. В мае 2004 году все вздохнули с облегчением: мальчик оказался здоров. Но все равно не решились снова отдать его в детский сад, зная насколько сильны общественные предрассудки.

После трудового дня, проведенного в сборах выброшенных использованных шприцев, раздаче листовок и посещении больных СПИДом, Хюэ и все члены ее семьи собираются вокруг домашнего очага в доме номер 68 на улице Хали. В минуты досуга взрослые с удовольствием наблюдают, как маленький Минь Хиеу радостно танцует с маской льва.

Хюэ говорит: "Не важно, сколько ты проживешь на этом свете. Важно, как ты проживешь свою жизнь. Я не хочу говорить "если бы..." У каждого своя судьба, своя доля. В жизни нет места для этого "если бы". Я хочу сказать своему сыну: ты можешь гордиться своими родителями, когда вырастешь. У тебя были хорошие папа и мама. Они у тебя были героями".

По сообщению координатора представительства UNDP в Ханое Жордана Райана, в знак признания заслуг Фам Тхи Хюэ в делеnbsp; анти-спидовой пропаганды ООН будет оказывать материальную помощь ее сыну Ха Минь Хиеу до достижения им совершеннолетия.

Архив