22/03/2005 00:00 GMT+7 Email Print Like 0

Обитель ангелов

Редко бывает, чтобы приют для сирот носил так много названий: дом малютки, приют для сирот «Буйтю», семья Святого Ана и Обитель ангелов. Мне больше всего понравилось последнее, но вовсе не из-за объяснений монахини Тыой, что «все рано умершие дети становятся ангелами, поэтому этот дом называется Обитель ангелов или Пристанище святых душ. Такое название дал нашему приюту Ватикана...».


Монахиня Нгуен Тхи Лань ухаживает за детьми до 4 лет


Дети на мессе в церкви


Монахини водят детей на прогулку по территории приюта


Занятия в кружке художественной самодеятельности


Священник Джозеф Фам Нгок Оань играет с ребятами

Чонг Тинь

Редко бывает, чтобы приют для сирот носил так много названий: дом малютки, приют для сирот «Буйтю», семья Святого Ана и Обитель ангелов. Мне больше всего понравилось последнее, но вовсе не из-за объяснений монахини Тыой, что «все рано умершие дети становятся ангелами, поэтому этот дом называется Обитель ангелов или Пристанище святых душ. Такое название дал нашему приюту Ватикана...».

Каждое из вышеупомянутых названий связано с определенной временной эпохой, которая в свою очередь заключает в себе определенное значение.

Более 150 лет назад, в 1852 году, испанский священник Ан (настоящее имя которого было Джозеф Диаз Санжурио), начиная свою миссию проповедника, создал в общине Суаннгок уезда Суанчыонг провинции Намдинь в 120 км к юго-востоку от Ханоя приют для детей-сирот под названием «Дом малютки». Здесь кормили и воспитывали сирот, брошенных детей и детей-инвалидов до 12 лет, независимо от религиозного убеждения и социальной принадлежности. И этот Дом существует по сей день.

Мы посетили приют в радостный воскресный день, когда дети, одетые в нарядную одежду, отмечали день рождения директора приюта – 63-летнего священника Фам Нгок Оаня – и одновременно 41-летие со дня присвоения ему сана священника. Здесь все дети-сироты называют его «отцом». Они всегда встречают его блеском радостных глаз и звонким смехом. В этой теплой ликующей атмосфере мало кому приходит в голову, что каждый из этих детей с малых лет был брошен на улице и обречен на участь страдальца.

По внутреннему распорядку, в полдень все дети ложатся спать. Я улучил момент, чтобы побродить по комнатам. Оказывается, спят не все. В комнате для детей-инвалидов до четырех лет монахиня Нгуен Тхи Лань тихонько гладила по спине безымянному ребенку, который живет, словно растение, не говоря, не улыбаясь. «Ему исполнилось полтора года», - тихо говорит монахиня. Трудно представить себе, сколько горя повидала эта добрая и улыбчивая женщина, которая вот уже 4 года ухаживает за маленькими больными созданиями. Все эти годы она кормила и убаюкивала их, закрывала глаза тем, кто не смог выжить и отдал Богу свою невинную душу.

В приюте есть отдельные комнаты для парализованных детей, для мальчиков и девочек с психическими отклонениями и т.д. Я с печалью переходил из одной комнаты в другую, не говоря ни слова. Все дети одинаково страдают, не зная родного очага. И за ними ухаживают женщины-добровольцы, отдавая им свою любовь и жизнь, словно собственным детям.

11 лет святой отец Фам Нгок Оань руководит приютом. За эти годы 185 детей получили здесь кров и заботу, и он помнит имена и характеры их всех. Он хлопотал об их свидетельствах о рождении, учебе и лечении с родительской заботой и ответственностью. В их документах имя старого священника значится в графе «отец», и в жизни детей он выступает в роли отца. Но каждый раз, когда повзрослевшие дети задают вопрос: «Отец, почему мы здесь?», он не знает, что ответить. Как объяснить ребенку о несправедливости и жестокости мира?! Нет одного ответа для всех. И каждый раз святой отец незаметно вздыхает. Он всей душой любит этих детей, на долю которых выпала трудная судьба. Благодаря этой любви дети вырастают способными улыбаться. Жители в окружающих приют домах часто слышат, как в семье святого Ана поют дети: «Мы тоскуем, когда отца нет дома, и радуемся, когда он приходит...»

Архив