13/06/2014 11:07 GMT+7 Email Print Like 0

ВЬЕТНАМ - НЕ УКРАИНА: Ответ вьетнамиста китаисту

Российские СМИ посвятили теме обострившегося противостояния между Ханоем и Пекином вокруг спорной зоны Южно-Китайского моря (ЮКМ) много комментариев. Среди них выделяется материал политического обозревателя МИА «Россия сегодня» Дм. Косырева «Соглашения между Москвой и Пекином лучше всяких деклараций», в котором он размышляет о том, под каким углом следует рассматривать украинский кризис в связи с визитом президента РФ Путина в Китай. (РИА Новости http://ria.ru/analytics/20140519/1008369554.htm#ixzz32ZWKIGnV)
В.М. МАЗЫРИН, руководитель Центра изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН, д.э.н., профессор
Фото: АР/Jerome Delay
Автор выдвигает очень верный мотив, утверждая, что хочет прежде всего правды, правильных слов. И горячо добавляет: «Как же можно этим американцам или европейцам так откровенно нам в лицо врать по каждому эпизоду украинского (южнокитайского морского) кризиса? Ведь знают же, что мы знаем, как все на самом деле». Однако при беспристрастном анализе статьи оказывается, что Дм. Косырев не знает, как все на самом деле, или намеренно вводит читателя в заблуждение, с явной предвзятостью оценивая рассматриваемые конфликтные ситуации.

Известный журналист оценивает очередное столкновение Китая с Вьетнамом в ЮКМ как неприятный сюрприз Путину накануне его визита в Китай. Можно понять, почему в служебном рвении специалист по Китаю написал комплиментарную статью о действительно успешном и значимом визите руководителя своей страны в Китай. Однако недопустимо, даже следуя известной «политике юаня», проводимой агентством, проявлять такую неразборчивость и, по меньшей мере, нетактичность в отношении других стран, тем более сотрудничающих с Россией на уровне формально не ниже, чем с Китаем (речь о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между РФ и СРВ). Версия об исторической, географической некорректности автора, заметной в ряде мест, объяснима: все-таки он мало что знает про Вьетнам. Непонятно другое: как ведущее новостное агентство, выражающее официальную линию и ставшее с приходом доверенного лица Кремля – Дм. Киселёва – первым в ряду прочих СМИ РФ, допустило подобную публикацию. Не случайно она была сразу замечена во Вьетнаме, вызвала массу замечаний и протестов, стала причиной специального обращения к послу РФ в Ханое со стороны МИД СРВ. В конечном итоге вьетнамские журналисты в лице Чан Данг Туана направили через Общество российско-вьетнамской дружбы открытое письмо в адрес МИА «Россия сегодня», выражающее возмущение этой статьей, и получили полную поддержку президиума и актива ОРВД.

***

Рассмотрим подробнее некоторые «открытия» автора. Во-первых, Дм. Косырев уверен, что Вьетнам препятствует законным действиям китайской нефтяной компании. На деле же, произвольно обозначив в Южно-Китайском море приоритетную сферу своего суверенитета (в форме так называемого «коровьего языка»), включив в нее острова Парасельские и Спратли, Пекин далеко вышел за пределы китайской 200-мильной экономической зоны. Его претензии на исключительное право управления частями аналогичных зон других прибрежных стран, в том числе СРВ, являются прямым нарушением международного права, в частности Морской конвенции ООН 1982 г.

Дм. Косырев одобряет начало Китаем в мае подводной разведки нефти возле Парасельских островов (Сиша), поскольку место установки буровой платформы №981 выбрано якобы в 10 раз ближе к китайскому побережью, чем к вьетнамскому (координаты 15°29′58″ северной широты и 111°12′1″ восточной долготы). Но автор «забыл» упомянуть, что взял точкой отсчета в данном случае Парасельские острова, а отнюдь не китайскую территорию. Действительно китайский остров Хайнань расположен отсюда на расстоянии 180 морских миль, а вьетнамский остров Лишон – 120 миль. Значит, место возникших столкновений принадлежит одновременно зонам экономических интересов обеих стран. Морское же право устанавливает принадлежность спорных территорий с точки зрения того, на чьем континентальном шельфе они находятся, и приоритет в данном случае имеет Вьетнам, не говоря уже о множестве исторических документов, доказывающих этот факт.

Во-вторых, Дм. Косырев вообще не видит большой разницы между двумя соседями. Например, он полагает, что по внешности людей, языку, основам культуры китайская провинция Гуандун очень похожа на Вьетнам. Схожестей, конечно, немало, но недостаточно для подобных сравнений. Сужу не по книгам, а по личным впечатлениям, вынесенным несколько лет назад из посещения других пограничных провинций – Лаокай и Юньнань. Разница между населением двух соседних территорий, особенно в культуре и внешности, незаметна лишь невнимательному или предвзятому человеку. Автор, иронизируя относительно многовековых усилий вьетнамцев доказать, что «Вьетнам – не Китай», фактически отождествляет его с китайской провинцией. Такой взгляд особенно неприемлем для обостренного историей противостояния северному соседу вьетнамского менталитета.

Требует критического анализа и третья «находка» журналиста, который сравнивает сегодняшнюю Украину в лице киевской хунты с Вьетнамом. Мы считаем такую параллель некорректной, недружественной и оскорбительной для стратегического партнера России. По мнению Дм. Косырева, конфликт между Китаем и СРВ (заодно он говорит и о Филиппинах) вокруг спорных островов в ЮКМ «как бы зеркально отражает украинский кризис». В чем же тут сходство? Обострение ситуации в ЮКМ вызвано неправомерными притязаниями КНР в акватории моря, тогда как на Украине и в российско-украинских отношениях – вмешательством третьей силы – США. Крым – исконная территория русских, заселенная и освоенная ими уже несколько веков, его население стремилось и имело все основания вернуться в состав России. Острова же, по сути, необитаемы и исторически находились под контролем разных стран и сил, включая французскую метрополию, здесь нет регулярной хозяйственной деятельности, хотя рядом большие запасы ценных природных ресурсов, которые и вызывают повышенный интерес.

В-четвертых, корреспондент МИА утверждает, что Вьетнам играет в отношениях Китая с США и Западом в целом ту же роль, какую играет сегодня Украина в отношениях России с теми же странами. Это утверждение также полностью противоречит реальной ситуации.

Как известно, новая власть в Киеве возникла в результате фактически государственного переворота, напрямую зависит от Вашингтона и выполняет прямые указания США, направленные на превращение Украины во врага России, ее использование против соседа в интересах США и НАТО. Не говоря уж об ультраправом, по сути, нацистском характере и действиях киевской хунты, которые вызвали вооруженное восстание на юго-востоке страны и его отделение от Киева.

Руководство же СРВ абсолютно легитимно, проводит курс на построение социалистической рыночной экономики и демократии, имеет полную поддержку собственного населения и крайне немногочисленную оппозицию (в основном в виде кибердиссидентов). Ханой полностью самостоятелен в отношениях с Пекином, несмотря на высокую степень экономической зависимости. Говорить о «внешнем управлении» здесь совершенно нелепо. Вьетнам также не является в отношениях Китая с США и Западом «разменной картой», предметом политического и экономического торга. Он выступает полностью суверенным, активным и признанным актором мировой политики, влиятельным членом ООН. Поддержка США и ЕС определяется прежде всего не антикитайскими действиями Ханоя, а успешным экономическим курсом, привлекательным инвестиционным климатом, и, очевидно, не может привести к установлению послушного Вашингтону политического режима в Ханое, который бы стал проводником американского силового давления на Москву.

Важно, что и отношения СРВ с КНР принципиально непохожи на украинско-российские (в их сегодняшней конфигурации). Китай не влияет на то, членом каких экономических и политических альянсов является Ханой, более того, в своих интересах присоединился к Зоне свободной торговли с АСЕАН (КАФТА), успешно работая в ней. Соседи поддерживают обширные экономические связи, не направленные против третьих стран, в т.ч. США, более того, эти отношения друг друга дополняют: Китай является первым в мире экспортером товаров в СРВ, а США – импортером, что позволяет покрывать огромный дефицит ее товарооборота с КНР. Сами США – один из ведущих экономических партнеров и инвесторов во Вьетнаме, т.е. имеют такие позиции, каких никогда не имели на Украине, и, значит, объективно не заинтересованы проводить экспансию в СРВ. Да, они всемерно стремятся втянуть Ханой в политические и военные механизмы, направленные против Китая, но вьетнамское руководство твердо противостоит этим замыслам. Как сказал в ходе состоявшегося 28 мая в Центре АСЕАН МГИМО МИД РФ обмена мнениями глава департамента АСЕАН МИД СРВ Нгуен Тиен Минь, его страна одинаково стремится развивать три направления своей внешней политики: сотрудничество с США, Россией и Китаем. Отдельный вопрос, насколько это возможно в новой международной обстановке, но желание нельзя не признать закономерным.

***

В то же время в крайне спорной статье Дм. Косырева, надо отметить объективно, есть и верные утверждения. Согласимся, что Москве следовало высказать позицию по новому конфликту в ЮКМ, а она этого старательно избегала, но ведь и официальный Ханой не поддержал действия России в Крыму и в целом в конфликте на Украине. Автор задает справедливый вопрос: что Москва должна говорить с трибун по поводу этой истории? Что она – твердо на стороне Китая, а Вьетнам неправ? Но Вьетнам – наш друг и партнер. Главное же, чего конкретно мы добьемся тут громкими словами с трибун, кроме осложнений? Как прокомментировал эту ситуацию В.В. Путин, Россия ни с кем (очевидно, имелся в виду Китай) не дружит «против третьих стран», что, конечно, справедливо.

Журналист также прав и в определении главного «виновника» обеих кризисных ситуаций, указывая, что администрация Барака Обамы, проводя политику «возвращения в Азию», демонстрирует на практике один и тот же почерк: что с Россией и Украиной, что с Китаем и Вьетнамом (раньше – с Грузией). Вот только отведение СРВ роли жертвы, «небольшой страны, которую в случае чего не жалко», также, думаю, не найдет поддержки в этой стране. И не только потому, что Вьетнам – уже средняя по мировым меркам экономика и второе по численности населения государство Юго-Восточной Азии (13-е в мире), имеющее достаточно мощный военный потенциал. Как справедливо заметил по поводу отношений в треугольнике США–Китай–Вьетнам известный австралийский ученый Карл Тейер, Ханой не согласится на военный альянс с Вашингтоном в качестве противовеса КНР, поскольку США способны пойти на компромисс с Пекином по ЮКМ за его спиной. Но этого никогда не сделает Россия!

Да, Вашингтон в поисках методов сдерживания возвышающегося Китая пытается, как пишет Дм. Косырев, воткнуть «колючку-другую в бок Китая, показывая всем в Азии, что дракон не всесилен». Однако развитие событий и на Украине, и в ЮКМ показывает, что именно США – «тигр с гнилыми зубами». И об этом кардинальном изменении баланса мировых сил, думаю, полезно задуматься и вьетнамским коллегам./.

 
В.М. МАЗЫРИН, руководитель Центра изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН, д.э.н., профессор
[07/06/2014]

Источник: Советская Россия
 
Архив